09:00
Женщины-предпринимательницы. Часть 2

 

Варвара Алексеевна Морозова, урожденная Хлудова, купеческая дочь. Также овдовев, взяла на себя управление Тверской мануфактурой хлопчатобумажных тканей.

Еще с девических лет хотела заниматься деятельностью, приносящей пользу людям.

Скромная в быту, не кичившаяся богатством и щедрая на добро к людям. Ее стараниями при мануфактуре имелась больница, родильный дом, аптека, санаторий, сиротский приют, ясли, училище, школа рукоделия и библиотека.

 В 16-летнем возрасте она писала в своем дневнике: «…Разум мне говорит, что нужно переменить образ жизни, т.е. во-первых, не так заниматься собою, во-вторых, всю жизнь свою посвятить на добро…». В 34-летнем возрасте Варвара Морозова осталась вдовой, имея на руках троих сыновей. После смерти мужа Варвара Алексеевна наследовала текстильную фабрику, одну из самых больших в России. Умная и волевая вдова взяла «Товарищество Тверской мануфактуры» в собственные руки, и первой из владельцев предприятий Морозовых пригласила на должность директора мануфактуры не иностранца, а русского инженера-механика. В 1878 году на фабрике работали почти 6 тыс. человек, перерабатывалось 212 тыс. пудов хлопка. Морозова обладала практичностью и деловитостью, хорошо ориентировалась в коммерческих делах. В своей книге «Из прошлого» В. Немирович-Данченко писал о ней: «Красивая женщина, богатая фабрикантша, держала себя скромно, нигде не щеголяла своими деньгами».

 

 

Средства, полученные от бизнеса, позволяли Морозовой быть щедрой благотворительницей. Из сохранившейся сметы 1916 года  можно увидеть, что почти четверть доходов было истрачено на благотворительную деятельность. Её имя было одним из первых среди благотворителей, поддерживающих работу женских курсов, учебных заведений, научных лабораторий. Варвара Алексеевна построила и содержала школы в различных губерниях России, где детям бесплатно выдавали учебные пособия и кормили горячими обедами. На пожертвования Варвары Алексеевны была построена читальня в память И.С. Тургенева. Бесплатная читальня должна была дать «возможность пользоваться книгами тем слоям городского населения, которым по состоянию их средств существующие библиотеки недоступны». Благотворительностью Варвара Алексеевна занималась увлеченно, но с умом. Она твердо придерживалась правила: жертвовать нужно исключительно для того, чтобы «учить или лечить народ». Широко образованная, деловая и практичная Морозова вела строгий счет каждому целковому и никогда не позволяла вовлечь себя в бесполезную, с её точки зрения, благотворительную акцию. В таких случаях отказывала твердо и решительно, независимо от личности и репутации просителя.
Умерла Варвара Алексеевна 6 сентября 1917 года и была похоронена на Ваганьковском кладбище. В своем завещании она отписала большую часть состояния — пай фабрики — своим рабочим. Рабочие ничего не получили, так как уже через месяц всё имущество Морозовых было национализировано большевиками.

 

 Анна Михайловна Красильщикова. Фантастическая женщина, не знавшая грамоты, не вышедшая из крепостной зависимости, не платившая налоги всю жизнь.
Урожденная Хонина, после быстрой кончины мужа, достроила его предприятие, в результате село Родники стало еще одним центром текстильной промышленности в России.
Работники  предприятия  делились   на  своих  и пришлых. За  пришлыми  пристально следили.  Своих  на  работу  брали   целыми  семьями,  и за  провинность одного увольняли тоже всю семью.
 "Черный хлеб"  называли  грубые и дешевые ткани, изготовленные  на мануфактуре Красильщиковых,  за  их  черный  цвет и необычайную популярность. Это был фирменный семейный  секрет окрашивания:  ткани  не  выцветали даже  при  многократной стирке,  не линяли даже при кипячении.
В  1888 году  Анна  Михайловна передала  управление  сыновьям,  но держала  все  под контролем до конца дней.

 

 

1914 году мануфактура имела 3009 ткацких станках и 8200 рабочих. Годовое производство достигало 16 млн руб.

В конце XIX века рабочие мануфактуры Красильщиковых были почти поголовно безграмотны: в 1885 году грамотных было только 5 %. Для преодоления неграмотности на фабрике в 1889 году было открыто начальное училище — на 70 учащихся при 2 учителях. Через 10 лет 6 учителей обучало 180 детей, через 20 лет обучение проходили 430 детей при 12 учителях. Затем Товарищество в ближайших селениях на свои средства построило 6 начальных училищ.

В результате неграмотных мужчин в 1901 году на фабриках было 34 %, в 1913 году — 17 %; число неграмотных женщин за то же время понизилось с 88 % до 47,3 %.

В 1903 году возник народный дом с чайной на 400 человек, библиотекой-читальней, складом картин, складом-выставкой сельскохозяйственных орудий, семян, наглядных пособий по сельскому хозяйству, ставший центром просветительской работы в Родниковском районе. Народный дом служил местом собраний различных общественных организаций: общества потребителей, общества пчеловодства, благотворительного общества, Малышевского кредитного общества, кружка любителей драматического искусства, любительского церковного хора, действует постоянный кинематограф. Заведовал культурно-просветительными учреждениями Василий Александрович Халезов.

В 1903 году местная интеллигенция при помощи Товарищества организовала общеобразовательные и технические курсы для рабочих.

При фабрике  в селе Родники  Красильщиковыми  был выстроены: десятки школ в  округе, Ильинская церковь, училище, больница, библиотека с 20 периодическими изданиями.
Сыновьям  своим Анна  Михайловна  дала блестящее европейское образование, они держались  особняком,  в  столице  их  знали  мало. В Москву  Красильщиковы так  и не перебрались,  хотя  недвижимость  тут  имели. Дирекция  Красильщиковых  располагалась в доме на Моховой.  Владели собственным домом, купленным у князей Шаховских (по нынешней нумерации дом 6-8 по Моховой улице). За приверженность правилам «светского» этикета и обхождения имели прозвище «американцы».

 

Моховая, 6

По версии журнала Forbes вошли в Список богатейших предпринимателей России (1914).
В 1911 году Николаем 2 было пожаловано дворянство Николаю Михайловичу Красильщикову.

 

Елизавета Григорьевна Мамонтова, родилась 1(13) сентября 1847 года в семье известных текстильных фабрикантов Сапожниковых. С детства она отличалась серьезностью, спокойным и ровным характером, проявляла способности в разных областях — математике, литературе, самым сильным её увлечением была музыка.

 

       

Со своим будущим мужем Саввой Ивановичем Мамонтовым Елизавета Григорьевна познакомился во время путешествия по Италии. У Мамонтовых было пятеро детей: Сергей, Андрей, Всеволод, Вера, Александра. Все они получили хорошее образование.

В 1870 году Савва Иванович и Елизавета Григорьевна приобрели собственную усадьбу. Уже не следующий год в Абрамцеве появились первые художники, а активная творческая жизнь началась после 1873 года. В этой бурной жизни с огромным количеством гостей Елизавете Григорьевне удавалось сохранять определённый порядок.

Первые годы мастерская работала практически в убыток. Чтобы свести концы с концами и заплатить мастерам, Елизавета Григорьевна и Елена Дмитриевна вкладывали свои деньги.

 


«Природа наделила её сильной волей, твёрдым умом. Сдержанная, справедливая, всегда владеющая собой, спокойная на вид, она была создана для этого сложного дела», — вспоминала о ней в этот период Валентина Серова, мать художника и свидетельница становления столярной мастерской в Абрамцеве.

 

Многие достижения Абрамцевского (Мамонтовского) художественного кружка стали возможны благодаря особой атмосфере содружества – деятельной и в то же время по-домашнему уютной. Основная заслуга в её создании принадлежит Елизавете Григорьевне Мамонтовой. «Довольно долгая жизнь Елизаветы Григорьевны Мамонтовой была прекрасный подвиг, и я, право, не знаю, не помню на пути своем ни одной женщины, которая бы отвечала так щедро, так полно на все запросы ума и сердца», – писал о ней М.В. Нестеров в своих воспоминаниях. Деятельность Е.Г. Мамонтовой и Е.Д. Поленовой в Абрамцевской столярной мастерской имела широкий общественный резонанс. 

 Уже в начале 1890-х годов в дело благотворительности стали включаться дочери Мамонтовых, Вера и Александра, чему Елизавета Григорьевна очень радовалась.
«7-го открылось у нас приходское попечительство, во главе которого стала Шура, её выбрали в председательницы. Вера, Лена и я записались членами. Вера на днях открывает дневной приют для малых ребят в Мутовках. Дело у них кипит, а у меня, глядя на них, сердце радуется, — писала Елизавета Григорьевна Наталье Васильевне Поленовой в 1898 году. — 8-ого числа у нас открылась школа для девочек в Ахтырке, где преимущественно будем учить рукоделию. Открыла школу-мастерскую резьбы по старинным рисункам, организовавшая гончарное производство и добившаяся заказов для крестьян.

 

Члены художественного кружка в Абрамцевском парке.

Слева направо: третий — В.М.Васнецов, седьмой — С.И.Мамонтов, десятая — Е.Г.Мамонтова, фотография 1883 года

 

В конце XIX века возрождением угасающих промыслов занималось земство. В 1910 году на съезде деятелей кустарной промышленности А.В. Прахов представил программу обучения в школах кустарного ученичества, включающую широкий круг общеобразовательных и художественных дисциплин. Именно опыт Абрамцева лёг в основу таких школ и училищ.

 

Княгиня Мария Клавдиевна Тенишева (урождённая Пятковская, по отчиму — Мария Морицовна фон Дезен; в первом браке — Николаева; 1858—1928) — русская дворянка, общественная деятельница, художница-эмальер, педагог, меценатка и коллекционер. Основательница художественной студии в Петербурге, Рисовальной школы и Музея русской старины в Смоленске, ремесленного училища в Бежице, а также художественно-промышленных мастерских в собственном имении.

Князь  Тенишев сделал супруге царский подарок на именины. Она получала разрешение пожизненной ренты  в имении. С этого дня Талашкино преображается до неузнаваемости. Здесь деятельная женщина основывает маслобойное производство, для которого привозит высококлассную технику из-за рубежа. На этот раз княгиня доказывает себе и окружающим, что может быть не только богемной, творческой и романтичной, но и великолепным бизнесменом. Вся продукция с фабрики импортируется в обе российские столицы – Москву и Санкт-Петербург, а также в Париж. По всему имению начинается грандиозная стройка. Возводятся обширные оранжереи, паровая мельница, вольеры для животных, различные мастерские, в том числе и для ремонта сельхоз техники. Прибывшие на работы в Талашкино рабочие начинают строительство собственного жилья. Все свое время  Мария Клавдиевна проводила в имении, она привезла для себя из Парижа автомобиль и разъезжала на нем по своим владениям. Затем сюда из Хотылева переводится конный двор, состоящий из 50 лошадей. Для лошадей проводится водопровод с горячей водой. А коневоды приглашаются из Англии. Позже рядом с конезаводом строится манеж для проведения скачек и ложи.

 

 

В провинциальном культурном центре Тенишевых — «Русских Афинах», как называли имение современники, — кипела жизнь. Там существовал свой оркестр русских народных инструментов и даже театр. В начале ХХ века Мария Тенишева решила построить во Фленово храм. В конкурсе на лучший проект победил план Сергея Малютина и Ивана Барщевского. Работы начались в 1901 году, и к 1903 году внутренней отделкой и росписью отстроенного храма Святого Духа стал заниматься близкий друг семьи Николай Рерих

 

 Мария Клавдиевна становится попечителем единственной в Бежицке школы, затем основывает еще несколько школ в городе и окрестных селах. Новой вдохновляющей идеей стало ремесленное училище для подростков. Сразу набралось много желающих. Тенишева наблюдала за чудесными процессами, происходящими с детьми, еще недавно слонявшимися по подворотням. «Передо мной стояли будущие люди, сознательно относящиеся к работе, с рвением, усердно взявшиеся за серьезное дело».

Все школы создавались и содержались на капиталы Тенишевых. Когда училище перестало вмещать всех желающих, в парке, прилегавшем к дому Тенишевых, было отстроено новое двухэтажное каменное здание; машины и станки выписывались из-за границы; электричество, водопровод — все по последнему слову техники.


 Еще одно детище Тенишевой в Бежицке — ремесленная школа для девочек, где они обучались рукоделию, кройке и шитью. Большая часть детского населения города была охвачена обучением и полезными занятиями. Тенишева начинает борьбу за запрещение использования на заводе детского труда. Вскоре на работу перестали принимать мальчиков младше 17 лет. Учреждается благотворительное общество для оказания помощи сиротам и вдовам.

Мария Клавдиевна идет дальше: организовывает народную столовую с качественными обедами и за умеренную плату. Первые рабочие, вошедшие в светлое, просторное помещение, остолбенели в изумлении — на раздаче стояла сама княгиня, уговаривая не стесняться и подходить за своим обедом. Вступив в борьбу с местными дельцами, она добивается, чтобы рабочим продавали качественные и недорогие продукты питания. Тенишева также сделала возможным, чтобы семьям рабочих выдали во временное пользование пустующие земли — началось расселение из тесных и душных бараков, рассадников грязи и болезней. Рабочие семьи стали жить в своих домиках, с огородом, палисадником, вести свое хозяйство. Но и это не все. Еще одна немаловажная проблема — досуг рабочих, который мог бы стать альтернативой пьянству и праздности. Тенишева организовывает в Бежицке театр, где будут выступать приезжие артисты, проводиться вечера и концерты. И везде она становится живым центром, вокруг нее кипит и преображается жизнь. Рабочие горячо любили княгиню, знали, у кого искать защиту и покровительство. Резко сократилась «текучка» на заводе, повысилась производительность труда, за бежицким заводом надолго закрепилась репутация самого благополучного предприятия в округе.

 

Она обладала великолепным художественным вкусом, чувствовала и любила искусство. «Настоящей Марфой Посадницей» назвал её Н. К. Рерих. Тенишева собирала акварели и была знакома  с художниками Васнецовым, Врубелем, Рерихом, Малютиным, Бенуа, скульптором Трубецким и многими другими деятелями искусства. Ею была организована студия для подготовки молодых людей к высшему художественному образованию в Петербурге (1894—1904), где преподавал Репин. Параллельно была открыта начальная рисовальная школа в Смоленске 1896—1899 гг. Во время пребывания в Париже Тенишева училась в Академии Жюлиана, серьёзно занималась живописью, коллекционированием. Коллекция акварелей русских мастеров была передана Тенишевой в дар Государственному Русскому музею.

Мария  Клавдиевна  субсидировала   (совместно  с С. И. Мамонтовым)  издание  журнала «Мир искусства», материально поддерживала творческую деятельность А. Н. Бенуа, С. П. Дягилева и других выдающихся фигур «Серебряного века».

 Она открывшая сельскохозяйственную школу для обучения крестьян – с общежитием, столовой, рисовальными и хоровыми студиями.

В самом начале 20-го века Мария Тенишева и Сергей Мамонтов создают новый культурный журнал – “Мир искусств”. В ходе работы над журналом она знакомится с выдающимся фотографом своего времени И.Борщевским. И они начинают ездить по старинным русским городам и фотографировать для журнала местные достопримечательности.

Через некоторое время после создания журнала она возвращается к своей старинной страсти – эмальерному искусству и основывает специальную художественную школу в Смоленске. Мастера, которые участия в ней начинают оформлять церковь, построенную на средства семьи Тенишевых. Для этого также был построен кирпичный завод.

 

 «Всю свою жизнь она не знала мертвенного покоя. Она хотела знать и творить и идти вперед».

Николай Рерих, «Памяти Тенишевой»

Категория: БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ | Просмотров: 105 | Добавил: Svetlana | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar